Мой путь к пониманию кем я хочу стать, это моё призвание — из сети.

Я выросла в семье врачей, при этом мой папа – врач во втором поколении. И вопрос, кем я буду, когда вырасту – не стоял вообще. Я твердо была уверена, что, конечно, врачом. Как и положено, я лечила кукол. Когда мне в 5 лет удалили аппендикс, кукла тоже была прооперирована. Поскольку я была врачебным ребёнком, меня никогда не водили к врачам. Кроме окулиста. Потому что гинеколог и травматолог не могут выписать очки. Поэтому долгое время я собиралась стать окулистом. Какое-то время я хотела быть ветеринаром. Лечить животных, которые беспомощные и прекрасные. Которые не могут сказать, где болит. Которые не могут сказать, стало ли легче. Которые так трогательно нуждаются в помощи. Родители мне тогда сказали нет. Это не твоя профессия. Я была послушной. Нет, так нет.

Поступив в мединститут, первые два года не задумываешься, каким врачом ты станешь. Некогда. Ты учишься, учишься, учишься. При чём, то, что ты учишь никак в голове не соотносится с больницей и врачеванием. Одно я знала точно. Я никогда не стану гинекологом. Дети гинекологов меня поймут, наверное. С ранних лет самой расхожей фразой, которую я слышала из разговоров мамы и её пациенток по телефону, была – «А когда у Вас была последняя менструация?» Второе фраза нравилась мне еще меньше – «Тааак, понятно. А выделения какие?» Будучи еще совсем маленькой, на вопрос – «А где мама?» – я отвечала – «Мама уехала с Кесаревым на сечение». Больше всего меня расстраивали ночные выезды мамы из дома. Когда звонил телефон, и после пары фраз, я слышала мамин голос – «Высылайте машину». Потом я слышала, как скорая останавливалась под окнами, и мамины каблучки — от подъезда к машине, и хлопающая дверь скорой. А после — тревожный сон, пока снова не услышу, как громко захлопнулась дверь больничного УАЗа, снова каблучки и ключ, поворачивающийся в замке.

Когда я училась на третьем курсе, мама взяла меня с собой в роддом на операцию. Я стояла с доктором-неонатологом у окна операционной и смотрела, как ловкие мамины пальцы орудуют в операционном поле. И тут, о чудо, она вытащила малыша. И я убежала с неонатологом. Убежала в специальную комнату, где новорожденного обтирали, смотрели, слушали. Помню, как мама мне потом говорила – «Что же ты не посмотрела даже, как виртуозно я ушила». Вот тогда я поняла, что вот оно – моё. Лечить маленьких и смешных, которые беспомощные и прекрасные. Которые не могут сказать, где болит. Которые не могут сказать, стало ли легче. Которые так трогательно нуждаются в помощи.

Я очень люблю свою профессию. Медицина – это призвание. Я очень люблю свою специальность. Я скучаю за ними, смешными и прекрасными, если отпуск длится больше двух недель. Я безмерно благодарна своим родителям, ВРАЧАМ с большой буквы, которые привили мне любовь к людям и пионерскую готовность помогать «cito!». Благодарна, что мягко направили на верную дорогу. Потому что, надеюсь, я смогла быть полезной многим людям и смогу еще быть таковой, сколько хватит сил. Я поздравляю всех медиков и причастных к ним родных и близких с праздником! Я желаю нам всем ОГРОМНОГО здоровья и сил! И пусть все наши усилия помочь людям будут не напрасными.

Мой путь к пониманию кем я хочу стать, это моё призвание — из сети.